13.09.2019

С тех пор как бульдозеры смешали первые партии санкционных товаров с кучами отходов на полигонах, в России не утихают споры о судьбе ежедневно отправляемых в утиль, но ещё годных к употреблению продуктов питания. Частный бизнес выступал даже с громкими инициативами по раздаче в супермаркетах продуктов с истекающим сроком годности, но закончились все они для предпринимателей ничем. Дело в том, что российское законодательство чрезвычайно строго к благотворителям. Любая торговая сеть, пожелавшая отдать ещё годные продукты благотворительным организациям или продать их по существенно сниженной цене, столкнётся с «наказанием» в виде налога на прибыль и налога на добавленную стоимость (НДС), как при обычных продажах. То же самое ждёт сельхозпроизводителей и переработчиков.


Именно законодательство служит причиной того, что в России отправляется на свалку огромное количество ещё пригодного к употреблению продовольствия. Продукты с истёкшим сроком годности просто выкидывают, хотя их можно «преобразовать» в тепло, электроэнергию или удобрения и получить прибыль. Более того, переработка еды могла бы притормозить рост мусорных полигонов, которые во многих регионах нашей страны вызывают протесты населения. 

В России площадь только легальных 15 тыс. площадок, отведённых под захоронение отходов, уже превысила 4 млн га. Это территория Швейцарии или Нидерландов. Помимо этого, ещё есть 17 тыс. нелегальных площадок. Бытовой мусор составляет большую часть отходов — по данным Greenpeace, в среднем россияне выкидывают 70 млн т такого мусора в год. По данным этой же организации, только 6 % отходов сжигаются или перерабатываются — остальное идёт на свалки. Из-за этого их площадь растёт на 0,4 млн га в год, то есть они ежегодно захватывают территорию, равную Москве и Санкт-Петербургу вместе взятым.

Неудивительно, что Минприроды предлагает довести утилизацию упаковки до 100 %. Если предложение примут, то Россия в плане переработки отходов смогла бы встать в один ряд с развитыми странами. Однако производители уже высказались против, что объяснимо, ведь сейчас им надо перерабатывать всего 5-35 % отходов разных товаров и материалов. К тому же, поскольку резко увеличить объём переработки не получится, все будут вынуждены платить сборы, а расходы частично переложат на потребителей, повысив цены. Зато очевидная выгода будет у бюджета: доход от экосборов планируется увеличить с 2,2 до 136 млрд руб.

Бедность и налог

В Европе продукты с истекающим сроком годности распродают по очень низкой цене, а часть из них раздают благотворительным организациям. Особенно благосклонное к такой благотворительности налоговое законодательство во Франции, благодаря чему в стране очень развита программа продовольственных банков, куда свозится продукция с истекающим сроком годности. К слову, продукция из этих банков безопасна и по-прежнему полезна. 

«Передача еды с истекающим сроком годности — абсолютно безопасная практика, если соблюдаются все правила (например, обеспечение холодильной цепи, то есть постоянное поддержание нужной температуры при хранении и транспортировке, отслеживание сроков годности). Более того, это поможет достичь второй цели устойчивого развития — “Нулевого голода”», — говорит исследователь Barilla Center for Food & Nutrition Foundation Катарзина Дембска (Katarzyna Dembska).

В России подобные инициативы пока недоступны для ретейла, хотя крупные переработчики всё же практикуют передачу продукции с истекающим сроком годности благотворительным организациям. «С точки зрения налогового законодательства в этом случае собственник некондиционного или просроченного товара стоит перед выбором: списать продукцию и понести затраты на утилизацию (и снизить налогооблагаемую базу) или отдать на благотворительность и заплатить налог на прибыль и НДС за переданный товар. Пока экономика не в пользу благотворительности», — замечает партнёр практики АПК компании «НЭО Центр» Владимир Шафоростов. 

К тому же ретейлу, решившему отдавать продукцию на благотворительность, придётся нести и другие затраты, потому что продукцию необходимо будет снимать с полок заблаговременно (частичное снижение продаж), сортировать на пригодную для дальнейшего потребления и непригодную, проводить и оплачивать её экспертизу в госорганах.

Поэтому чаще всего ещё годную для употребления еду жертвуют переработчики и реже — общепит. «От кафе и ресторанов у нас очень небольшие поставки. В основном нам поставляют еду крупные производители, для которых это сознательное действие, направленное на снижение вреда для экологии. Безусловно, они теряют деньги на тех же налогах при передаче нам продукции, но могут себе это позволить, в отличие от ретейла, у которого маржинальность ниже. Торговые сети нам пока ничего не поставляют, ведь еду сейчас выгоднее выкинуть и сэкономить 30-40 % (налог на прибыль и на добавленную стоимость), которые появляются при передаче продуктов в благотворительные фонды)», — объясняет Юлия Назарова, вице-президент, член управляющего совета Фонда продовольствия «РУСЬ», который распределяет еду через сеть из 300 некоммерческих организаций. 

Кстати, у «пищевой благотворительности» есть ещё один подводный камень, предупреждают специалисты: нельзя передавать людям просроченную еду, даже если у неё даты срока годности проставлены с запасом. «Не надо раздавать нуждающимся просроченные продукты — это, может быть, и не причинит вреда их здоровью, поскольку сроки годности устанавливаются с большим запасом, но будет незаконно. Нигде так не делают. Раздавать продукты нуждающимся надо до истечения срока их годности, и это вполне возможно», — уверен председатель Союза потребителей РФ Пётр Шелищ. С ним согласна редактор сайта MyFoodSubscriptions Беверли Фридман (Beverly Friedmann). «Надо быть уверенным, что любая продукция и еда, которая раздаётся нуждающимся, находится в том состоянии, в котором вы и ваша семья ели бы её сами», — говорит она, замечая, что для просроченной еды есть другое применение — её можно утилизировать с выгодой.
Заработать на просрочке

Фетищева Ольга.jpg   

Сейчас в России вообще нет предприятий, занимающихся переработкой просроченной еды, констатирует заместитель директора по направлению «Оценка и финансовый консалтинг» группы компаний SRG Ольга Фетищева

Товары, срок годности которых истёк, подлежат уничтожению или утилизации (ст. 3 Федерального закона от 2 января 2000 г. № 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов»), говорит специалист. Если же государственная экспертиза в Роспотребнадзоре позволяет утилизировать товар, то просроченный товар может быть впоследствии использован не по прямому назначению. В противном случае товар уничтожают.

Из просроченного продовольствия, по словам Ольги Фетищевой, можно делать корма для животных (чаще всего — комбикорма), производить джемы и уксусы (в этих целях используют прошедшие обработку просроченные и перегнившие органические продукты), или же можно использовать их для компостирования (естественное разложение пищевых отходов в герметично закрывающихся накопителях).

С другой стороны, кроме захоронения на полигонах, утилизировать продукты можно с помощью термической обработки, и получить удобрения — при сжигании еды в специальных мусоросжигательных печах остаётся пепел, который вносится в почву. 

Но есть и еще один способ «утилизации» — фудшеринг. «Это движение пришло в 2015 году в Россию из Берлина. Его суть в том, чтобы бесплатно с помощью волонтёров раздавать нереализованную магазинами продукцию (кроме рыбы и мяса) бездомным и прочим нуждающимся», — рассказывает Ольга Фетищева.

Однако для бизнеса самый интересный вариант — переработка во что-то полезное. Как утверждает генеральный директор компании «Биокомплекс» Сергей Перегудов, проекты по переработке пищевых отходов окупаются за год-два. Соответственно, если у компании есть теплицы, то тепло, электроэнергия и удобрения, получаемые из отходов, сразу пойдут в производство. 

Однако на этом пути есть небольшие сложности. Первая проблема, которая встаёт перед промышленными производителями, аграриями или торговыми сетями, — это сортировка отходов, которую необходимо провести так, чтобы их можно было переработать. «Надо, чтобы весь пластик, картон, бумага и пищевые отходы были рассортированы отдельно. Каждый просроченный товар имеет упаковку, поэтому его необходимо вскрыть. Например, просроченную колбасу отделить от плёнки, йогурт вылить из упаковки в контейнер с пищевыми отходами, а упаковку от йогурта отправить в контейнер с пластиком. При этом все отходы транспортируются вместе в одном грузовике», — объясняет Сергей Перегудов.

«Биокомплекс» разработал проект переработки отходов для «Магнита» до его перехода к новому собственнику. «Предусматривалась полная переработка всех отходов торговли, — вспоминает генеральный директор «Биокомплекса», — а так как у холдинговой компании “Магнит” есть ещё и теплицы, то вся электроэнергия, тепло и удобрения пошли бы на производственные цели». Такой проект окупился бы в срок до пяти лет, убеждён Перегудов. Однако пока он приостановлен, а о других подобных проектах в России в компании не знают.

Тем не менее многие российские крупные сети выступают с инициативами по переработке отходов. Так, в магазинах «Карусель» и «Перекресток» есть фандоматы для приёма пластиковой упаковки, которые в благодарность выдают талон на 10 %-ную скидку на некоторые товары. А X5 Retail Group перерабатывает все непищевые отходы своей сети.

Не отстают и крупные компании. Coca-Cola к 2025 году планирует перейти на полностью перерабатываемую упаковку, а «Яндекс.Еда» предлагает ресторанам покупать для доставки обедов упаковку из картона (что, по мнению Greenpeace, тоже не очень экологично, потому что такая тара одноразовая).

Как аграрии зарабатывают на отходах

У сельского хозяйства отходы несколько другие — в основном это сырьё. И применение таким отходам проще найти в деревне, чем в городе. Но это не значит, что можно просто скармливать отходы скоту или компостировать их. Отходы в любом случае нуждаются в переработке. Например, в компании «Зелёные Линии» (входит в ГК «Союзснаб») придумали, как получить белковый продукт из рапсового жмыха. 

«Продукт переработки рапсовых семян — жмых — сейчас добавляется в корм для крупного рогатого скота. Он богат витаминами и клетчаткой, но используется в качестве добавки, а не основного рациона», — говорит химик-разработчик группы физико-химических испытаний «Зеленых Линий» Алексей Фаталов. 

В компании из жмыха, полученного из рапсовых семян, создали белковый продукт, который планируется использовать в заменителях цельного молока для молодняка КРС. Правда, без трудностей не обошлось, ведь изначально жмых содержит значительное количество клетчатки, которая может нарушить процесс пищеварения неокрепшего молодого телёнка. «В результате наши разработчики нашли такой способ обработки жмыха, благодаря которому получаемый белковый продукт стало возможно использовать в заменителях цельного молока для телят. Произвести желаемую обработку оказалось даже проще и дешевле, чем предполагалось. Когда у меня на линии получилась первая порция белка, я был безумно счастлив, потому что именно в этом заключалась ключевая идея процесса переработки жмыха», — поделился Алексей Фаталов.

По мнению Петра Шелища, перерабатывать пищевые отходы в удобрения для своего огорода или на корм для домашних животных можно в любых условиях — сейчас на рынке для этого есть достаточно предложений. Переработка отходов представляет проблему главным образом для городских жителей, которые составляют до 85 % населения, — они не могут использовать продукты переработки самостоятельно, в отсутствие организованного спроса. «Как только появится спрос на продукты переработки органических отходов, это станет выгодным для многих граждан. Здесь, на мой взгляд, ниша для малого и среднего бизнеса, который мог бы обеспечить спрос основных потребителей удобрений и кормов, организовать сбор переработанных пищевых отходов у домохозяйств и даже, может быть, их обеспечение оборудованием для домашней переработки в аренду или в лизинг под расчёт продуктами переработки», — считает эксперт.

Зачем менять закон

Казалось бы, всё хорошо и можно начинать зарабатывать на продовольственных отходах. Но этого не происходит, и виной тому — несовершенство российских законов. Например, за правильно проведённую утилизацию у нас никак не поощряют, в то же время неправильная грозит не очень большими штрафами. «Нарушение правил утилизации в соответствии со статьей 14.43 КоАП грозит штрафом от 100 тыс. до 1 млн руб. и только иногда уголовной ответственностью, в зависимости от тяжести последствий», — констатирует Владимир Шафоростов из «НЭО Центр».

Более того, само продовольствие относится к 4-5-му классам отходов, представляющим наименьшую опасность. А согласно Федеральному закону №29, утилизация — это использование некачественных и опасных пищевых продуктов в целях, отличных от целей, для которых эти пищевые продукты предназначены и в которых обычно используются. Соответственно, утилизировать продукцию можно либо самостоятельно, либо передав/реализовав третьему лицу для дальнейших действий — переработки или использования в качестве корма для животных. «Правда, в последнем случае должно быть получено ветеринарное заключение о возможности использования продуктов в качестве корма для животных», — предупреждает Владимир Шафоростов. 

Эксперты единогласны: чтобы в России начали перерабатывать продовольствие в корма или во что-то ещё, нужно перестать наказывать торговые сети налогами при кратном снижении цен на продукты с приближающимся сроком годности и при их безвозмездной передаче благотворительным организациям или на переработку для получения тепла, электроэнергии и удобрений. Так уже давно делают во Франции, Южной Корее, США, а также во многих других странах мира. 

Катарзина Дембска отмечает, что Южная Корея добилась впечатляющих успехов после того, как запретила отправлять любые пищевые отходы на полигоны и сделала их переработку обязательной для бизнеса и частных лиц. Чтобы добиться высоких показателей переработки, в стране была введена единая тарифная система на переработку на основе объёмов отходов, при этом выкидывать отходы всех обязали в специальных биоразлагаемых пакетах. И поскольку все граждане платят за вес выброшенных продуктов, выкидывать много стало невыгодным. Государство также разрешило использование еды в качестве удобрения и кормов для животных без дополнительных проверок.

«Южная Корея задала новую планку по снижению отходов продовольствия даже для развитых стран. В среднем семья из 4-х человек тратит $6 в месяц только на специальные пакеты, так что они создают спрос на домашнее компостирование. Эти пакеты также покрывают 60 % стоимости переработки. В итоге с 1995 года по сегодняшний день доля перерабатываемых пищевых отходов выросла с 2 до 95 %», — заключает Катарзина Дембска.

Этот опыт подходит и для России, считает эксперт. Он не требует больших расходов от бюджета и при этом позволяет бизнесу быстро развернуть переработку отходов. Так что вместо закатывания бульдозерами санкционной продукции и захоронения годной к употреблению еды можно будет получать удобрения и электроэнергию.

Позиция надзорных органов

В 2014 году Россия ввела продовольственное эмбарго на ряд товаров в ответ на санкции западных стран. Именно тогда в России начали давить еду бульдозерами и сжигать её в инсинераторных печах. С тех пор не утихают скандалы в связи с порчей еды хорошего качества на фоне высокого уровня бедности. Одновременно с этим все инициативы частного бизнеса начать раздавать продовольствие с истекающим сроком годности закончились разными финансовыми наказаниями.

В итоге общественное давление заставило чиновников обсуждать запрет на уничтожение ещё годной к употреблению еды. Совет при президенте РФ поддержал эту инициативу. Вице-премьер Алексей Гордеев тоже высказал популярное мнение, что пригодные к употреблению санкционные продукты выкидывать нельзя, а надо раздавать малоимущим.
Однако Роспотребнадзор до сих пор настаивает на изъятии санкционных товаров на том основании, что их происхождение не известно, и они могут быть опасны для потребителей.

Илья Дашковский

Подробнее - по ссылке


Вернуться в раздел

Дубинина Екатерина

Руководитель отдела маркетинга и PR

+7 (495) 797-30-31

+7 (985) 141-19-14

DubininaEV@srgroup.ru

Подписаться на новости
Поделиться