22.06.2021 14:23:00

К 2030 году Россия может войти в десятку мировых поставщиков продовольствия, заявила вице-премьер правительства Виктория Абрамченко на итоговой коллегии Минсельхоза. По мнению региональных экспертов, для этого есть все возможности - так, в 2020-м годовой прирост экспорта составил 20 процентов.

Вхождение России в топ-10 - это скорее возврат своего статуса и реализация потенциала, а не новый экономический рекорд, уверен Виталий Манкевич, президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей. Сейчас в рейтинге поставщиков сельхозпродукции Россию обгоняют Польша, Нидерланды, Канада, Австралия, Бельгия, Испания, Италия - это страны с меньшей площадью и меньшим количеством сельхозугодий.

Наращиванию объемов экспорта, полагает эксперт, будет мешать текущая политика по контролю цен, которая, скорее всего, приведет к тому, что "мы уроним внутреннее производство и экспорт и сами начнем импортировать то, что еще недавно сами поставляли на рынок". Есть пример Аргентины и Бразилии. Первая вмешивалась в рынок, а вторая установила понятные правила. В итоге в Аргентине на дистанции 20 лет рост был скромным, а в Бразилии - существенным. Никто не хочет вкладываться в развитие бизнеса, когда правила постоянно меняются, напоминает Манкевич.

Для того чтобы экспортные поставки не привели к дефициту на внутреннем рынке, сопровождающемуся ростом цен, уже сейчас предпринимается ряд шагов по квотированию поставок отдельных видов продукции и создаются таможенные барьеры.

Что касается стоимости хлеба, разработан ограничительный механизм квотирования экспорта наиболее важных для рынка России зерновых культур.

Но текущих мер квотирования экспорта пшеницы недостаточно, напоминает Евгений Миронюк, аналитик "Фридом Финанс". Квоты, установленные для экспорта, заранее выбираются, что создает локальный дефицит в определенные периоды. По мнению эксперта, такая ситуация сохранится до 2030 года.

Есть и другие причины, тормозящие рост отечественного АПК сейчас, напоминают эксперты. Прежде всего это низкий уровень автоматизации сельского хозяйства и низкая производительность в сравнении с другими странами. Кроме того, это неравный доступ к ресурсам - у холдингов-монополистов есть оборудование, помощь чиновников, дешевые деньги, дешевая земля. Малый и средний бизнес очень тяжело себя чувствует в сельскохозяйственной отрасли, а регулирование цен только сильнее уничтожает конкуренцию на рынке, сетует Манкевич.

Однако для стабилизации цен на внутреннем рынке на основные сельскохозяйственные товары, например яблоки, картофель, необходимо предоставить больше возможностей доступа небольших сельхозпроизводителей на рынок и, наконец, решить проблему альтернативных каналов сбыта для них, напоминает Миронюк.

Квоты, установленные для экспорта, заранее выбираются, что создает локальный дефицит в определенные периоды

Тем не менее в целом для развития отечественного АПК созданы благоприятные условия, уверен Владимир Масленников, вице-президент QBF. Во-первых, запущена программа расширения площадей обрабатываемых угодий: аграриям планируется передать участки общей площадью 13 миллионов гектаров земли. Благодаря достижениям селекции и семеноводства в ближайшее время теплолюбивые культуры, например подсолнечник и сою, предполагается выращивать в тех районах, которые исторически считались неподходящими для этого. Во-вторых, ставка сделана на развитие наук, связанных с аграрным сектором. Прорывы в области генетики, селекции и ветеринарии могут привести к росту растениеводства и животноводства. В-третьих, сделать работу аграриев более эффективной способна идущая полным ходом цифровизация. Так, Минсельхоз РФ реализует проект "Цифровое сельское хозяйство", который ставит перед собой амбициозные цели - цифровые технологии должны помочь увеличить производительность сельхозпредприятий вдвое к 2024 году.

Однако здесь важно преодолеть ряд барьеров. Например, повысить уровень финансирования цифровизации в АПК. В среднем бюджет российской агропромышленной компании составляет один процент от выручки, в то время как в развитых европейских странах доля ИТ-бюджета достигает трех-пяти процентов, напоминает Александр Эдер, директор по развитию бизнеса ИТ-компании КРОК. Также на сегодняшний день Россия проигрывает по проникновению промышленной роботизации, которая важна с точки зрения оптимизации фонда оплаты труда, минимизации ошибок, сопряженных с человеческим фактором, а также высвобождения потенциала сотрудников для решения стратегических задач. По данным The International Federation of Robotics, наибольшей плотности роботизации в 2019 году достигли Сингапур, Корея и Япония, тогда как Россия не вошла и в топ-10 рейтинга.

Плотность роботизации на наших предприятиях не превышает пяти роботов на 10 тысяч сотрудников, в Сингапуре же он достигает 918 роботов. И наконец, производители продовольствия в России работают по большей части на зарубежном оборудовании. Даже при достижении импортозамещения в производственном процессе зависимость от иностранных машин и оборудования у нас все еще высока, напоминает Эдер.

Подводя итог, Черников Сергей, доцент экономического факультета РУДН, заключает, что АПК - отрасль, которая может существовать и развиваться только при осмысленной и постоянной поддержке государства, как это практикуется во многих странах мира - лидерах отрасли. В том числе и в нашей стране.

Мнение

Козлова.jpg               

Татьяна Козлова, старший руководитель проектов, направление "Оценка и финансовый консалтинг" Группы компаний SRG:

- Россия исторически являлась экспортером агропромышленной продукции. Возврат статуса одного из мировых лидеров по поставке продовольствия - не более чем насущная необходимость. Активы должны работать, а в России сейчас миллионы гектаров необрабатываемых земель.

Вернуться в раздел

Швидунова Анна

Руководитель по маркетингу и PR SRG-Consulting

+7 (495) 797-30-31

ShvidunovaAV@srgroup.ru

Подписаться на новости
Поделиться