08.05.2019
Источник: ГАРАНТ.РУ
Василий Гавриленко.jpg   

Василий Гавриленко, ведущий юрист, направление "Налоги и право" Группы компаний SRG.

Как известно, борьба кредиторов начинается еще до момента возбуждения дела о банкротстве. Важным этапом для формирования своей позиции является подача заявления о банкротстве, ведь именно тот кредитор, заявление которого подано и принято судом в первую очередь, имеет преимущество перед другими, так как получает возможность предлагать (и, по сути, назначать) свою кандидатуру арбитражного управляющего.

Однако на этапе подачи заявлений возникает множество коллизий. Так, недавно Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации была вынуждена разъяснить порядок принятия заявлений о банкротстве. Рассматриваемый спор касался ситуации, при которой заявление первого кредитора было оставлено судом без движения ввиду отсутствия доказательств надлежащей публикации намерения обратиться с заявлением о банкротстве. Суд также выразил свое мнение по поводу "направления персональных сообщений иным кредиторам".

Разрешив спорную ситуацию относительно очередности подачи и принятия заявлений о банкротстве должника, Суд разъяснил судам процессуальный порядок рассмотрения подобных дел (определение Верховного Суда РФ от 12 марта 2019 г. № 301-ЭС18-23938). Рассмотрим этот прецедент подробнее.

Суть спора

Два кредитора с разницей больше месяца обратились в судебный орган с заявлениями о признании должника банкротом. Заявление первого кредитора суд оставил без движения, так как он не представил доказательства публикации сообщения о намерении обратиться с заявлением о банкротстве должника. Заявление второго кредитора также было оставлено без движения, несмотря на то, что такое сообщение было им опубликовано (определение Арбитражного суда Владимирской области от 6 августа 2018 г. по делу № А11-10011/2018, определение Арбитражного суда Владимирской области от 7 сентября 2018 г. по делу № А11-10011/2018).

Первый кредитор исправил нарушения, указанные судом, после чего заявление было принято судом. А вот требования второго кредитора суд принял уже как заявление о вступлении в дело о банкротстве.

Второй кредитор не согласился с данным положением и обжаловал судебный акт.

Законодательное регулирование данной ситуации

Спорная ситуация возникла в силу того, что в законодательстве о банкротстве нет прямого регулирования данного вопроса.

Дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по общим правилам с особенностями, установленными специальными федеральными законами (ч. 1 ст. 223 Арбитражного процессуального кодекса).

Требования к заявлению кредитора о признании должника банкротом и перечень документов, которые должны быть приложены к такому заявлению, перечислены в ст. 39-40 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее – Закон о банкротстве).

Право на обращение в суд возникает у кредитора, если он предварительно, не менее чем за 15 календарных дней до обращения в суд, опубликовал уведомление о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом путем включения его в Единый федеральный реестр (п. 2.1 ст. 7 Закона о банкротстве).

В указанной редакции данная норма права вступила в силу с 1 января 2018 года (п. 2 ст. 25 Федерального закона от 29 июля 2017 № 218-ФЗ "О публично-правовой компании по защите прав граждан – участников долевого строительства при несостоятельности (банкротстве) застройщиков и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"). Таким образом, с 1 января 2018 года для кредиторов действует обязательное правило о заблаговременной публикации уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом.

Заявление о признании должника банкротом, поданное с нарушениями, арбитражный суд оставляет без движения (п. 1 ст. 44 Закона о банкротстве). А если обстоятельства, послужившие основанием для этого, не будут устранены в установленный срок, заявление будет возвращено (п. 4 ст. 44 Закона о банкротстве).

При этом следует обратить внимание на следующее:

  • если обстоятельства, в связи с которыми заявление было оставлено без движения, устранены в установленный судом срок, заявление о признании должника банкротом считается поданным в день его поступления в арбитражный суд и принимается арбитражным судом к производству (п. 3 ст. 44 Закона о банкротстве);
  • при наличии нескольких заявлений о признании должника банкротом арбитражный суд утверждает временного управляющего, кандидатура которого указана в заявлении, поступившем в арбитражный суд первым (абз. 2 ч. 9 ст. 42 Закона о банкротстве);
  • исполнение требования закона о публикации уведомления обусловлено необходимостью извещения иных кредиторов должника о предстоящем процессе с целью предоставления им возможности принять необходимые хозяйственные решения (определение ВC РФ от 22 мая 2017 г. № 305-ЭС16-20559).

Позиция ВС РФ

Принимая заявление первого кредитора к производству после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления его без движения, суды указали, что к моменту рассмотрения вопроса о принятии заявления к производству возложенная на первого кредитора обязанность была исполнена. Кроме того, в качестве доказательств исполнения кредитором обязанности по извещению иных кредиторов они приняли доказательства "направления персональных сообщений иным кредиторам".

ВС РФ не согласился с таким толкованием закона. Коллегия судей указала, что в рассматриваемом случае не была достигнута ключевая цель публикации – оповещение всех заинтересованных лиц о намерении обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом. Тем самым не были представлены доказательства соблюдения требования именно о публичном раскрытии информации. Следовательно, заявление не могло быть принято к производству (абз. 1 п. 1 ст. 42 Закона о банкротстве).

Учитывая изложенное, пояснил ВС РФ, суд первой инстанции должен был возвратить заявление первого кредитора, указав, что это не мешает ему повторно обратиться с таким же требованием в общем порядке после устранения всех нарушений (п. 4 ч. 1 ст. 129 АПК РФ, п. 4 ст. 44 Закона о банкротстве).

Первый кредитор опубликовал сведения о намерении обратиться в суд 20 августа 2018 года, следовательно, право на подачу самого заявления в суд у него возникло не ранее 5 сентября 2018 года (п. 2.1 ст. 7 закона о банкротстве). Однако на указанную дату в суде уже находилось заявление второго кредитора о признании должника банкротом (сообщение о намерении обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом опубликовано вторым кредитором в Едином федеральном реестре 31 июля 2018 года).

Нарушив порядок подачи заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), первый кредитор лишил второго, своевременно исполнившего обязанность по опубликованию намерения обратиться в суд, права на представление кандидатуры арбитражного управляющего.

В рассматриваемой ситуации заявление первого кредитора, поданное до совершения публикации о намерении, могло быть принято судом к производству только в том случае, если бы отсутствовали аналогичные публикации иных лиц, осуществленные ранее. Однако второй кредитор совершил публикацию первым, то есть у него первого возникло право на обращение в суд с заявлением о признании должника банкротом, которое было им реализовано.

***

В своем определении ВС РФ поднял проблему отсчета срока подачи заявления о банкротстве, с которой суды сталкиваются часто. Судебная практика по данному вопросу уже сложилась, и в рассматриваемом споре судебная коллегия придерживалась уже сложившейся линии трактовки закона.

В качестве примера можно привести определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВC РФ от 18 июля 2018 г. № 308-ЭС18-3917 по делу № А20-3223/2017. В нем Суд возвратил кредитору заявление о банкротстве, поскольку дата публикации намерения была позже, чем подача соответствующего заявления о банкротстве.

В рамках рассматриваемого дела суды первой и апелляционной инстанции приняли свое решение во многом на основании того факта, что первый кредитор представил доказательства "направления персональных сообщений иным кредиторам".

В связи с этим ВС РФ разъяснил, что действия кредитора по персональному уведомлению иных кредиторов не освобождают его от необходимости соблюсти общее требование о публичном размещении намерения (п. 2.1 ст. 7 Закона о банкротстве).

С учетом этого рассматриваемый прецедент должен оказать положительное влияние на судебную практику, исключить злоупотребления со стороны недобросовестных кредиторов и защитить права добросовестных.



Вернуться в раздел

Дубинина Екатерина

Руководитель отдела маркетинга и PR

+7 (495) 797-30-31

+7 (985) 141-19-14

DubininaEV@srgroup.ru

Подписаться на новости
Поделиться