25.03.2022 15:46:00
Источник: Профиль

Эксперты ожидают, что малый бизнес в России пройдет через жесткую трансформацию. Возможности для роста есть только в том случае, если государство сумеет создать для предпринимателей по-настоящему тепличные условия. Вероятно, сильно изменится и формат работы, особенно в торговле: кризис вдохнет вторую жизнь в ярмарки, рынки и ларьки.

  • В каких условиях будет работать малый и средний бизнес
  • Станет ли малый бизнес локомотивом развития экономики
  • Как изменится предпринимательский ландшафт

В каких условиях будет работать малый и средний бизнес

Малому и среднему бизнесу (МСБ) придется как-то развиваться в довольно жестких условиях. В перспективе ближайших лет отечественную экономику ждет серьезный спад, рост цен, ослабление рубля и падение благосостояния населения.

На сегодняшний день ситуация неоднозначная, констатирует партнер финтех-компании «ЕваБета Россия» Сергей Григорян. По его словам, успех того или иного бизнеса будет зависеть от того, насколько он завязан на использовании собственных или импортируемых продуктов. Меньше всего, ожидает эксперт, пострадает сфера услуг и торговля товарами первой необходимости, особенно в сегменте эконом-класса. «Безусловно, в текущей ситуации пострадает любой бизнес: и малый, и средний, и крупный. Тем не менее будут появляться определенные новые возможности у МСП», – ожидает Григорян. На данный момент, продолжает он, в России этот сектор развит достаточно слабо, на долю малых и средних предприятий приходится менее 20% рынка. А увеличение доли малых и средних предприятий «в принципе благоприятно влияет на экономику».

«В связи с оттоком крупного бизнеса из России у более мелких предприятий появляется шанс занять более значительную долю рынка», – допускает эксперт. Тем не менее прогнозировать масштаб оттока пока нельзя, поскольку ситуация остается неопределенной: сложно говорить, какой именно сектор и в каком объеме сможет нарастить свое присутствие на рынке. К тому же многие зарубежные компании объявили лишь о приостановке деятельности, а не о полном уходе с российского рынка. И во многих случаях эти приостановки связаны с логистическими трудностями, нехваткой деталей, компонентов. «В любом случае сейчас говорить о массовом исходе и начинать делить рынок еще рано», – говорит Григорян.

Станет ли малый бизнес локомотивом развития экономики

Вообще, малый и средний бизнес в любой экономике может стать ее драйвером, были бы условия, рассуждает гендиректор «Рокет Ворк» Анастасия Ускова. Так, в западных странах на этот сектор приходится в среднем 50% от вклада в ВВП. В Великобритании – 51%, Германии – 53%, Финляндии – 60%. При этом сопоставимо с вкладом в ВВП и количество рабочих мест, которые создают малые и средние предприятия в этих странах.

В России даже до кризиса вклад малого и среднего бизнеса был чуть скромнее – около 20% в ВВП и примерно 25% по рабочим местам. «Причины? Административные барьеры, фискальная нагрузка, монополии и отсутствие уверенного потребительского спроса, а также усложненный доступ к финансированию, в том числе к кредитам», – перечисляет Ускова. Сейчас у малого и среднего бизнеса есть реальная возможность для быстрого роста, но для этого условия должны быть по-настоящему тепличными, говорит эксперт.

Кроме того, в России продолжится рост числа самозанятых, прогнозирует она. Еще больше ИП начнут переходить в разряд плательщиков налога на профессиональный доход (НПД), чтобы снизить фискальную нагрузку и высвободить средства на операционку. При этом люди все чаще будут обращаться к самозанятости для легализации своих существующих доходов или в поиске дополнительного заработка. «Еще больше будет спрос на услуги самозанятых со стороны бизнеса: с помощью фрилансеров закрывают производственные необходимости, без лишних расходов на взносы в ПФР и соцстрах», – ожидает Ускова.

Козлова.jpg               

Старший руководитель проектов (направление «Оценка и финансовый консалтинг») группы компаний SRG Татьяна Козлова настроена менее оптимистично. По данным реестра малого и среднего бизнеса, количество субъектов МСБ по состоянию на 10 марта 2022 года составляет 5,955 млн, указывает она. То есть число восстановилось до допандемийного уровня. Основной рост наблюдается в сегменте микропредприятий. При этом количество малых предприятий за два года снизилось на 11 тыс.

Нужно отметить, что доля МСБ в общем товарообороте неуклонно снижается в последние 10 лет. И в 2021 году она составила 10–12% от общего товарооборота. «С одной стороны, это связано с ростом сырьевых отраслей и их оборота. С другой – свидетельствует о том, что потребительская способность внутреннего рынка, на который в основном ориентированы МСБ, снижается, если судить в реальных ценах», – констатирует Козлова. Соответственно, прогнозирует она, по итогам 2022 года наиболее вероятно, что доля МСБ снизится, поскольку меры господдержки в основном будут помогать крупному бизнесу, а малые и средние предприятия будут уходить в тень.

Эксперт напоминает, что МСБ и раньше было сложно получать гарантии и поручительства по перспективным госконтрактам, доступное банковское финансирование или пополнять оборотный капитал. Сейчас многие даже не пытаются это сделать в связи со скачком ключевой ставки и ростом неопределенности по исполнению контрактов.

Распространено мнение, что МСБ – это драйвер развития экономики, продолжает Козлова. Очевидно, что Россия является исключением как в силу менталитета большинства населения, которое привыкло работать по найму, имея стабильный доход, так и в силу жестких рамок государства. «В настоящее время происходит вымывание кадров из МСБ. Если на начало пандемии в секторе официально трудилось 15,3 млн человек, то на 10 марта 2022 года – уже 14,6 млн. Поэтому ожидать, что МСБ станет локомотивом развития экономики, не приходится», – говорит она.

Как изменится предпринимательский ландшафт

Сегодняшняя экономическая ситуация – это серьезная встряска для всего рынка, малый бизнес не исключение, утверждает эксперт по МСБ, CEO облачного сервиса «МойСклад» Аскар Рахимбердиев. Но малый бизнес, говорит он, традиционно меньше зависит от Европы и США, зато сильно зависит от покупательской способности населения. Падение рубля заставляет бизнес балансировать между собственной доходностью и покупателем. В беседе с «Профилем» эксперт обозначил несколько сценариев трансформации сектора в новых условиях.

Возвращение офлайн-розницы. Первая фаза кризиса будет самой острой. Она продлится, пока турбулентность на рынке не прекратится, не остановится падение рубля. В этот период малый бизнес ведет себя по-разному. Кто-то взвинтил цены в 2–3 раза, боясь сложностей и не зная новых закупочных цен, – в первую очередь компании, связанные с импортом. Другие, наоборот, стараются всеми силами удержать цену и ищут поставщиков внутри страны или в ближнем зарубежье. Кто-то затаривает склады, кто-то спешно распродает остатки, а кто-то затаился и ждет. Пока рынок нестабилен – реакция игроков нестабильна тоже. «Думаю, что скоро на рынке появятся дорогие и контрафактные товары, это будет новая ниша для МСБ», – ожидает Рахимбердиев.

Вторая фаза – привыкание, выравнивание кривой падения спроса и стабилизация валюты. Мы увидим серьезную трансформацию рынка. Офлайн-розница станет снова популярнее онлайна, поскольку в условиях, когда каждая копейка на счету, доставка может оказаться непозволительной роскошью.

Дефицит товаров снизит рентабельность онлайна, в особенности маркетплейсов, так как именно широкий ассортимент позволял им быть популярными и удерживать низкую цену. Крупный ритейл, особенно формат гипермаркетов, тоже окажется неактуален, а магазины у дома снова станут востребованными.

По оценкам аналитиков сервиса «МойСклад», около 25% компаний малого бизнеса не смогут справиться с этим кризисом. Из очевидного – пострадают сильнее те, кто больше завязан на импорте, и те, чьи товары более сложные и дорогие. Труднее всего придется высокотехнологичным компаниям. Те, кто продают или производят товары повседневного спроса, останутся на рынке.

Малый бизнес станет драйвером торговли. Окно возможностей у малого бизнеса все же появилось. Сейчас кому-то нужно заполнять пустующие полки и площади, восполнять дефицит. Роль малого и среднего бизнеса в экономике будет расти. Многое зависит от государственных мер поддержки, но малый бизнес сейчас будет выступать драйвером торговли и производства, пытаясь замещать ушедшие с рынка западные компании.

По словам Рахимбердиева, малый бизнес в кризис и 2008 года, и 2014-го, и 2020-го показал удивительную устойчивость. «Да, большой процент компаний закрывается, но и открывается не меньший», – утверждает он. Малому бизнесу легче перестроиться, он гибкий, он может быстро начать производить или продавать ходовые товары, как, например, маски в пандемию.

Уход зарубежных брендов освободит нишу для МСБ, так как потребности в фаст-фуде, одежде, товарах для дома и недорогой мебели, товарах для ремонта никуда не денутся. Санкции лишили возможности тратить деньги за рубежом, поэтому есть шанс, что больше будет тратиться внутри страны, в том числе и на развитие производства. Так, существует довольно много региональных дизайнеров и швейных фабрик, у которых появился шанс войти на рынок Москвы и крупных городов. В торговых центрах после ухода западных брендов освободится около 20–30% площадей, им придется снижать арендные ставки, что сделает их доступнее небольшим предпринимателям.

Возможно, освободившиеся крупные площади торговых центров займут коллаборации дизайнеров, которые будут выставлять свою продукцию совместно, производя товары для масс-маркета. Рынок одежды Москвы на 80% состоял из импорта, частично его удастся компенсировать прямо сейчас.

Мебельные производства, которые раньше не могли выдержать конкуренции с IKEA, сейчас смогут развиваться, к их товарам появится интерес. Довольно много производств мебели сосредоточено в регионах. Если раньше покупатель, когда ему нужен был комод или диван, не рассуждая, ехал в ближайший магазин шведского производителя, то сейчас будет рассматривать другие магазины и, возможно, маркетплейсы, на которых он активно заказывает другие товары, но не мебель. «В отличие от крупных компаний, среди небольшого бизнеса есть производства, которые никак не завязаны на импорт, вот они будут находиться в самом выигрышном положении», – говорит Рахимбердиев.

Возвращение палаток и ларьков. Государства, которые прекратили поставлять продукцию, скорее всего, будут это делать в обход. Некоторые предприниматели активно начнут регистрировать компании в странах СНГ, чтобы не иметь проблем с приемом платежей и оплатой товаров с зарубежными контрагентами. «Один наш крупный клиент оформил юрлицо на работника с казахским паспортом, чтобы не иметь проблем с импортом. Но в конечном итоге сложные логистические цепочки еще больше увеличат стоимость товара на полке. Фокус импорта сместится на Турцию, Китай, страны Средней Азии», – рассказывает Аскар Рахимбердиев.

Но чтобы случилось замещение крупных зарубежных брендов отечественными, нужна серьезная государственная поддержка. Во-первых, льготы на аренду площадей в ТЦ, во-вторых – беспроцентные кредиты или кредиты с минимальной ставкой, отмена проверок, списание каких-то предыдущих долгов, снижение налоговой нагрузки, отмена или перенос обязательной маркировки, мораторий на штрафы за отсутствие маркировки. «И да – нужна свобода торговли, предпринимателям нужен сейчас зеленый свет. Скорее всего, начнут возвращаться такие полузабытые форматы, как ярмарки, рынки, мобильная торговля. Возможно возвращение ларьков или палаток», – прогнозирует эксперт.

Вернуться в раздел

Софинская Татьяна

Менеджер отдела маркетинга и PR SRG-Consulting

+7 (495) 797 30 31

SofinskayaTG@srgroup.ru

Подписаться на новости
Поделиться