20.04.2020 17:22:00
Источник: Эксперт

Эксперты "Э-У" оценили последствия сделки ОПЕК+ и спрогнозировали, когда будет восстановлен спрос на нефть

Россия и Саудовская Аравия заявили о готовности принять новые меры, если они будут необходимы для урегулирования ситуации на нефтяном рынке, сообщили в Минэнерго РФ. Страны выразили приверженность выполнению согласованных целевых сокращений и договорились наблюдать за развитием событий. Напомним, 12 апреля Россия совместно со странами ОПЕК и другими производителями нефти, не входящими в картель, приняли решение о сокращении нефтедобычи с 1 мая этого года до начала мая 2022 года. По итогам соглашения стороны договорились уменьшить добычу нефти в мае — июне этого года на 23% или 9,7 млн баррелей в сутки, с июля на 18% — 7,7 млн баррелей, и с начала 2021 года до конца апреля 2022 года на 14% — 5,8 млн баррелей в сутки. Помимо 23 участников ОПЕК+ еще десять стран, в том числе США, Норвегия, Канада, выразили готовность сократить производство для стабилизации рынка нефти. Суммарный объем сокращения оценивается в 16 — 20 млн баррелей в сутки.

По словам пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, сделка пока не влияет на рынок: «Она вступила в силу. Она финализирована. Но нужно еще технологически начать ее реализацию. Необходимо какое-то время, и эффект еще обязательно наступит». Как будет развиваться ситуация на рынке? 

Цены под давлением

Падение цены на нефть в течение трех первых месяцев 2020 года стало рекордным за всю историю. Стоимость марки Brent с начала года рухнула на 65,6%, WTI — на 66,5%, чего ранее никогда не было. В начале марта ОПЕК+ и Россия не смогли договориться о новом сокращении нефтедобычи, разорвав сделку, которая поддерживала цены с 2016 года. Уже через несколько часов после провала переговоров Саудовская Аравия начала ценовую войну, снизив стоимость своей нефти для импортеров в Европе, Азии и США на максимальную за 20 лет величину. 

Александрова.jpg   

— Падение цены является следствием действия одновременно двух факторов: пандемии коронавируса, последствия которой еще не наступили в полной мере, но уже снизили спрос на нефть крупнейшего импортера этого энергоресурса Китая (кроме того, потребление нефти упало в Европе), и сокращения возможностей ОПЕК+ и дальше поддерживать цены на нефть путем ограничения добычи, — комментирует заместитель директора направления «Оценка и финансовый консалтинг» Группы компаний SRG Марина Александрова. — Касательно первого фактора важно отметить, что никто не может сейчас предсказать, какой будет мировая экономика после завершения пандемии, насколько глубоким будет кризис. Второй фактор сработал бы и без пандемии рано или поздно, так как интересы участников картеля слишком разные, как и их готовность настаивать на своей позиции, «идти до конца» в поддержании объемов добычи: что бы ни говорили про высокую зависимость РФ от нефтяных доходов, Саудовская Аравия зависит от них гораздо сильнее.

Несмотря на апрельскую сделку ОПЕК+ ситуация остается сложной, хранилища нефти могут быть окончательно заполнены уже через 4 — 5 недель, утверждают эксперты «Э-У». Переизбыток нефти в мире оценивается в 15 — 20 млн баррелей в сутки, а снижение спроса по итогам года может составить 8 млн баррелей в сутки.

— Новая договоренность ОПЕК+ не сможет полностью компенсировать падение спроса, связанного с повсеместной остановкой мировой экономики. По прогнозам Международного энергетического агентства (МЭА), в апреле спрос упадет на 29 млн баррелей, затем в зависимости от выхода стран из карантина эта величина может либо несколько сократиться в мае — июне, либо, если ситуация с COVID-19 пойдет по негативному сценарию, снизиться еще больше. Таким образом, не исключено, что в апреле, когда соглашение еще не начало действовать, цены на нефть могут не удержаться на текущих уровнях, — анализирует руководитель управления инвестиционного консультирования General Invest Татьяна Симонова. — В то же время, озвученные недавно планы по постепенному выходу ряда стран из карантина, могут постепенно стабилизировать рынок (особенно, если это будут США и Германия). Поэтому в апреле больше шансов на снижение цены, но при благоприятном сценарии возможна стабилизация на уровнях около 30 долларов за баррель. А восстановление спроса вероятно уже ближе к лету, когда и ограничения ОПЕК+ войдут в полную силу, и карантины, будем надеяться, закончатся в большинстве стран, и начнется автомобильный сезон в США (при благоприятном развитии событий). Но сильного роста цен все равно не приходится ждать, поскольку сделанные запасы в нефтехранилищах, скорее всего, будут сдерживать рост. Ориентир — 35 — 38 долларов осенью и 40 — 45 долларов — к концу года.

В зависимости от динамики спроса, а также объемов сокращения добычи, цены на нефть в 2020 году могут быть в диапазоне 28 — 35 долларов за баррель

— Меры по сокращению добычи ОПЕК+ начнут действовать только с 1 мая, но даже при 100-процентном исполнении этого, скорее всего, не хватит, чтобы компенсировать выпадающий спрос. Поэтому в ближайшие недели цены на нефть будут оставаться под давлением, — соглашается эксперт по фондовому рынку «БКС Брокер» Игорь Галактионов. — Постепенное восстановление спроса может начаться с третьего квартала. При отсутствии новой вспышки эпидемии к концу года цены могут вырасти до 40 — 45 долларов за баррель Brent.

По словам эксперта Центра энергетики Московской школы управления Сколково Екатерины Грушевенко, на текущий момент оценки среднегодового спроса на 2020 год находятся в очень широком диапазоне — от 5 до 11,5 млн баррелей в сутки: «В среднем падение спроса по году оценивается в районе 9 млн баррелей в сутки. До конца года МЭА не прогнозирует его восстановления. Мы не ожидаем, что цены в 2020 — 2021 годах вернутся на докризисный уровень. В зависимости от динамики спроса, а также объемов сокращения добычи, цены на нефть в 2020 году могут быть в диапазоне 28 — 35 долларов за баррель, а в 2021 году 35 — 50 долларов за баррель. Тем не менее, эти оценки сейчас крайне чувствительны к изменениям на рынке».

Аналитик управления торговых операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Александр Осин считает, что профицит нефти на рынке будет краткосрочным:  «Если мировая экономика сократится, как прогнозирует МВФ и Goldman Sachs, всего на 2 — 3%, то и мировой спрос на нефть упадет всего на 2 — 3 млн баррелей в день. А сокращают от 9,7 миллионов на начальном этапе до 8 миллионов во втором полугодии 2020 года, то есть значительно больше. Поэтому цены на нефть и опосредованно рубль могут вырасти. Такое же приблизительно ограничение добычи производителями происходило в 1973 и 1978 году. В результате цена на нефть за год-два выросла в три раза. Наш базовый прогноз до конца года — 55 долларов за баррель».

Сворачивание геологоразведки и инвестпрограмм

Как сложившаяся ситуация отразится на производителях? «Если еще недавно общепринятая долгосрочная расчетная цена составляла 60 долларов за баррель, мы ожидаем, что сейчас компании, вероятно, уменьшат консенсусный прогноз до 35 — 45 долларов за баррель. Что это значит? Снижение инвестактивности, снижение затрат на инновации, разведку, снижение маржинальности ряда проектов до отрицательных значений, — прогнозирует управляющий директор и партнера BCG, руководитель экспертной практики по нефтегазовой отрасли в России и СНГ Кирилл Туишев. — На американском рынке компании нефтегазового сектора потеряли 47% TSR (совокупной акционерной привлекательности). Усредненный шанс дефолта на горизонте пяти лет составляет 17%, а общее число энергетических компаний, которые оказались в зоне риска, — 60%».

Мы все еще находимся в зоне турбулентности, которая не сказывается положительно на ценах на нефть

— Лучше всего в сложившихся условиях чувствуют себя нефтепроизводители Персидского залива, где себестоимость добычи достаточно низкая, а особенности месторождений позволяют законсервировать часть добывающих мощностей с минимальным ущербом, — говорит Игорь Галактионов. — В России себестоимость добычи также невелика, но сокращение добычи связано с высоким риском потери части скважин. Тяжелее всего приходится нефтедобытчикам американских континентов: США, Канады и стран Латинской Америки. Из-за высокой себестоимости многие проекты могут быть закрыты, и о восстановлении до конца 2021 года речи не идет. В то же время существенного перераспределения долей рынка не ожидается. В рамках ОПЕК+ страны сокращают добычу пропорционально, а страны, не участвующие в сделке, из-за высокой себестоимости новых проектов и низкого спроса не имеют возможности существенно наращивать производство.

По мнению Кирилла Туишева, компаниям в нефтегазовой отрасли придется снизить уровень активности и капитальные затраты:

— Еще до кризиса COVID-19 слияния и поглощения уже проходили с трудом. Количество и объем сделок падали последние три года, несмотря на более высокие цены на нефть. Коррекция в 2019 году произошла в основном благодаря поглощению Occidental Petroleum компании-конкурента Anadarko: сумма сделки составила 66 млрд долларов. Однако, если исключить эту сделку, стоимость глобальных сделок в 2019 году снизилась на 38 миллиардов по сравнению с предыдущим годом. В этом году зарегистрировано всего восемь сделок на общую сумму 2 млрд долларов. И хотя ряд факторов способствует увеличению числа приобретений, оценки компаний находятся на самом низком уровне с 2009 года, исторически высокие премии за сделку будут снижаться. Нефтегазовые активы стоимостью несколько миллиардов долларов во всем мире уже выставлены на продажу финансово уязвимыми компаниями. Тем не менее, слияния и поглощения вряд ли будут набирать обороты из-за высокого уровня неопределенности.

Нынешнее соглашение, хотя и болезненно для России, все же необходимо, потому что эффект от неконтролируемого снижения цен на нефть мог быть гораздо хуже

— Ситуация на рынке нефти сложилась тяжелая прежде всего для экспортеров. Спрос продолжит падать из-за вынужденного карантина (lockdown) во всех ведущих экономиках мира. Для России эта ситуация немного сглажена падением рубля относительно доллара, в котором выражены цены на энергоресурсы и эти энергоресурсы торгуются. Но резко упавшая цена значительно уменьшит объем экспорта в стоимостном выражении, —комментирует доцент департамента мировой экономики и мировых финансов Финуниверситета при правительстве РФ Валерия Минчичова. — Прогнозная цена, например, «Газпром нефти» составляет 25 — 42 доллара за баррель в течение 2020 года, МакКинзи дает похожие прогнозы в 34 —50 долларов за баррель за 2020 год для Urals (https://www2.deloitte.com/ca/en/pages/resource-evaluation-and-advisory/articles/deloitte-canadian-price-forecast.html).

— Несколько представителей российских нефтяных компаний уже высказались, что нынешнее соглашение, хотя и болезненно для России, все же необходимо, потому что эффект от неконтролируемого снижения цен на нефть мог быть гораздо хуже — это хаотичное закрытие нерентабельных скважин и даже более сильное снижение добычи, чем согласно новой сделке ОПЕК+, — рассказала Татьяна Симонова. — Думаем, что такого же мнения придерживаются и все участники сделки, а также страны, которые формально не взяли на себя обязательств по сокращению добычи, тем не менее все равно ее сокращают просто исходя из экономики бизнеса. Например, сегодня ConocoPhillips заявила о сокращении добычи. Многие канадские нефтегазовые компании вынуждены сокращать добычу. Разница лишь в том, что страны, не подписавшие договор, смогут нарастить добычу, когда цены вернутся к уровням, на которых их производство снова станет прибыльным. А участники ОПЕК+ должны будут соответствовать рамкам соглашения. Поэтому, вероятно, некое изменение расклада на нефтяном рынке в среднесрочной перспективе произойдет. Неслучайно Саудовская Аравия продолжает поддерживать экстремально низкие цены для своих клиентов из Азиатского региона, самого важного для нее, чтобы в будущем удержать там долю рынка.

Текущий дисбаланс на рынке нефти может привести к переделу рынка в долгосрочной перспективе

По мнению Марины Александровой, перераспределение добычи произойдет, вопрос в том, кого оно затронет сильнее, насколько существенны будут изменения объемов добычи: «Производители имеют разные издержки, далеко не все могут выдержать цену нефти, например, 30 долларов за баррель, тем более, в течение длительного времени. Для многих компаний такая цена означает сворачивание геологоразведки и инвестпрограмм, что приведет их уже в течение нескольких лет к сокращению добычи».

— Перераспределение объемов мирового нефтяного рынка не будет существенным, в пределах 0,3%, увеличение доли рынка, видимо, получат США, — комментирует Александр Осин. — Они, судя по обновленным данным Управления информации Минэнерго США, сократят добычу на 1,8 млн баррелей плюс еще 0,25 млн баррелей — в счет доли Мексики, оцениваемой в 0,35 млн баррелей. Доли ряда небольших производителей, таких как Мексика, вырастут заметно для этих экономик, но незначительно с точки зрения мирового баланса.

— Текущий дисбаланс на рынке нефти может привести к переделу рынка в долгосрочной перспективе. 17 апреля стоимость барреля нефти марки WTI опускалась ниже отметки в 20 долларов. По оценке главы американской нефтегазовой компании Pioneer Natural Resources, при стоимости нефти в 20 долларов за баррель 80% американских нефтяных компаний, ведущих добычу нефти на шельфе, обанкротятся. В связи с этим понятны призывы ряда нефтяных компаний США к сокращению добычи «черного золота» в Техасе на 20% или на 1 млн баррелей в сутки. Во многом такая мрачная картина для американских шельфовых компаний связана с более высокой себестоимостью добычи нефти в отличие от России, и тем более Саудовской Аравии, добывающей большую часть нефти фонтанным способом. Таким образом, не исключено, что доля США в мировой добыче нефти значительно снизится в среднесрочной перспективе. Падение спроса на нефть вынудит компании сокращать капиталовложения в разработку новых месторождений. Это может привести к тому, что при возможном резком восстановлении спроса на нефть предложение временно не будет поспевать за спросом, что будет толкать цены на «черное золото» вверх. Тем не менее, данный сценарий, если он и возможен, произойдет лишь в перспективе нескольких лет, — утверждает портфельный управляющий QBF Денис Иконников.

Выход из кризиса откладывается  

Как будет развиваться ситуация? По мнению доцента кафедры международной коммерции Высшей школы корпоративного управления (ВШКУ) РАНХиГС Тамары Сафоновой, самая большая неопределённость заключается в сокращении объёмов потребления нефтяного сырья на мировом рынке:

— Последний опубликованный прогноз ОПЕК оказался более оптимистичным, чем МЭА. Если ОПЕК считает, что из-за пандемии коронавируса во II квартале текущего года спрос на нефть составит лишь 86,7 млн баррелей в сутки, то МЭА прогнозирует, что он будет на 23,1 млн баррелей ниже аналогичного показателя 2019 года. МЭА также ожидает полного заполнения свободных мощностей нефтехранилищ уже в мае. Апрель, пожалуй, станет самым сложным для прогнозирования месяцем: самоизоляция граждан мира приобрела глобальный характер. Это создаёт зону неопределённости для инвесторов, формирующих нефтяные котировки: они оценивают договорённости ОПЕК+ о сокращении добычи на 9,7 млн баррелей в сутки, фактическое снижение добычи стран, не подключившихся к сделке, и прогнозы снижения уровня потребления, которые имеют значительный диапазон расхождений. Оптимистичный сценарий, основанный на реализации прогнозов снижения мирового потребления по итогам апреля не более чем на 15 млн баррелей, улучшения ситуации с распространением короновируса, реального исполнения решений ОПЕК+, является драйвером движения нефтяных цен выше 30-долларовой отметки. В свою очередь, пессимистичные ожидания допускают уход рынка ниже текущих 27 долларов с постепенным возрастанием вероятности возвращения к минимумам текущего года. Сформировать новый нисходящий тренд могут следующие факторы: разочарование трейдеров в способности обновленного соглашения ОПЕК+ о квотировании нефтедобычи сбалансировать глобальный нефтяной рынок, ухудшение ситуации с распространением коронавируса в мире, появлением новых признаков слабости глобальной экономики. Новая волна снижения ведущих фондовых индексов, выход негативных ежемесячных обзоров мирового рынка нефти, указывающих на более серьезное ухудшение ситуации со спросом на нефть, чем ожидали аналитики, также служат серьёзными факторами.

— Действительно, нас ждут полные неопределенности полторы-две недели. Думаю, что эта неопределенность скажется в сторону понижения цен на углеводородное сырье. Тому есть свои причины. Во-первых, COVID-19. В некоторых странах ЕС мы наблюдаем снижение уровня нового инфицирования, но Западная Европа — это не основные покупатели углеводородов. Мировая медицина с осторожностью посматривает на африканский континент. Непонятно, что будет дальше в Латинской Америке. Один из крупнейших хабов сырой нефти и природного газа — Турция, как известно, уже догнала Иран по показателям заболеваемости. Ожидать того, что китайская экономика заработает на полную мощь в ближайшие месяцы, тоже нет смысла. То есть ситуация остается напряженной, — рассуждает доцент кафедры гражданского права и процесса университета «Синергия» Булат Нуриев. — Даже исходя из самых оптимистических предположений, выход мировой экономики из кризиса откладывается на неопределенный срок, точно так же, как откладывается реализация крупных инвестиционных проектов. Во-вторых, с чисто юридической точки зрения соглашение, подписанное в апреле, в принципе рискованно. Риск заключается в том, что любая сторона в любой момент исходя из внутриэкономической и внутриполитической конъюнктуры может отказаться от взятых на себя обязательств. В таком случае мы станем свидетелями очередного коллапса. То есть мы все еще находимся в зоне турбулентности, которая не сказывается положительно на ценах на нефть, и лишь события начала мая покажут, насколько ситуация стабилизировалась. А если говорить глобально, то мы становимся свидетелями перехода мировой экономики в новую эпоху. Углеводородное сырье как ключевой фактор развития национальной экономики будет терять вес.

Новая договоренность ОПЕК+ не сможет полностью компенсировать падение спроса, связанного с повсеместной остановкой мировой экономики 

— В целом в группе поставщиков нефти существенных трансформаций или конфликтов ждать не стоит. Но противоречия будут наблюдаться в группе основных потребителей нефти. США, а они также являются и потребителем нефти, заинтересованы в стабильной и относительно высокой цене. В противном случае их собственные производители сланцевой нефти разорятся. Такая же ситуация в Канаде. У Китая, второй экономики мира, противоположные интересы — по мере восстановления экономики будет расти спрос на дешевую нефть, и официальный Пекин никак не поддержит позицию ведущих поставщиков по вопросу ценовой политики. Захочет ли Россия в случае возможного конфликта и его глобализации противоречить Китаю? Вот здесь во второй половине текущего года возможны непредвиденные ситуации, — итожит Булат Нуриев. 

Автор: Артем Коваленко

Вернуться в раздел

Дубинина Екатерина

Руководитель отдела маркетинга и PR SRG-Consulting

+7 (495) 797-30-31

DubininaEV@srgroup.ru

Подписаться на новости
Поделиться