Шесть механизмов поддержки нефтяников

16.10.2018

Источник: Нефть и капитал

С помощью льгот власти рассчитывают добиться роста инвестиций в нефтегаз

Минэнерго и Минприроды подготовили перечень новых льгот нефтяникам для стимулирования добычи, с их помощью власти рассчитывают добиться роста инвестиций. В частности, предлагается ввести механизм применения повышенного коэффициента амортизации на инвестиции в Западной Сибири. Другим методом может стать стимулирование ГРР за счет налогового вычета по налогу на прибыль для расходов по ГРР, а также расширение действия НДД на все месторождения Западной Сибири.

Кроме того, предлагается расширить перечень льгот для новых месторождений и стимулировать третичные методы увеличения нефтеотдачи. Минэнерго предлагает также использовать в качестве перспективной ресурсной базы нефтяные оторочки, которые не вводятся в разработку из-за нерентабельности.

«НиК» опросил российских экспертов, на что нацелены эти механизмы.

Господдержка в качестве «терапии»

По мнению Александра Герасименко, генерального директора ИСК «ПетроИнжиниринг», рынок нуждается в стимулах активного включения в разработку новых месторождений со сложными горно-геологическими условиями добычи.

«Мы как поставщики нефтесервисных услуг особенно позитивно оцениваем обсуждение льгот и внедрение инструментов поддержки для развития технологий и проектов такого рода. Господдержка отрасли в этой части необходима хотя бы в качестве хорошей «терапии»: все понимают, что новая реальность, в которой процесс добычи сырья становится все более ресурсоемким и технологичным, уже сложилась, но конкретные действия предпринимают единицы», – говорит Герасименко.

Он отмечает, что обсуждаемые меры помогут рынку быстрее прийти к стратегическому пониманию. Отрасль не может далее двигаться по «старым рельсам», необходимы новые технологии, методы работы, бизнес-модели и инвестиции.

«Иначе мы полностью утратим конкурентные позиции, вести речь о повышении рентабельности бизнеса в новых условиях будет бессмысленно. Ситуация на рынке складывается не в пользу российских нефтесервисных подрядчиков.

Несмотря на меры тендерной поддержки, позволяющей установить цены на 10-15% выше конкурсной планки, наши компании не могут прочно занять свою нишу, поскольку не имеют достаточного уровня техники и технологий для проведения работ на сложных участках – например, в морском бурении», – комментирует Герасименко.

Андрей Колпаков, старший научный сотрудник ИНП РАН, дополняет, что прогнозные и стратегические документы сходятся в том, что в России неизбежно падение добычи нефти: структура запасов ухудшается, затраты растут, необходимо применение технологий – либо очень дорогих, либо недоступных по геополитическим причинам. Но, несмотря на эти объективные факторы, добыча нефти в России растет очень динамично. 2017 г. стал исключением (добыча осталась на прошлогоднем уровне), но причиной была сделка ОПЕК+.

«Государство в целом рационально реагирует на возникающие вызовы и создает работающие стимулы (преимущественно налоговые) для привлечения инвестиций в нефтедобычу. Новый пакет мер, подготовленный Минэнерго, нужно воспринимать как рациональный ответ на существующие в отрасли проблемы. Акцент на Западной Сибири также вполне логичен: здесь есть инфраструктура, запасов хватит еще на несколько десятилетий, регион может стать полигоном для отработки необходимых технологий горизонтального бурения и гидроразрыва пласта», – говорит Колпаков.

Кому нужны льготы

Григорьева.jpg     

Рассуждая о действенности новых механизмов льготирования нефтяной отрасли, Екатерина Григорьева, директор направления «Оценка и финансовый консалтинг» Группы компаний SRG, обращает внимание, что тенденции нефтедобычи последних лет свидетельствуют о снижении качества запасов нефти и более низких темпах роста объемов добычи при значительном росте объема бурения. Невысокие объемы разведочного бурения в последние годы не позволили разведать масштабные месторождения. Объем разведочного бурения в России в 2017 г. увеличился на 0,9 млн метров (+9,8% к показателям 2016 г.) и достиг 1 млн метров. Наибольшую долю в разведочном бурении занимает Западная Сибирь.

«Повышение объема добычи в среднесрочной перспективе возможно при существенном росте капитальных вложений, и инициативы Минэнерго и Минприроды представляются своевременными. Предлагаемые меры в разной степени направлены на корректировку налогооблагаемой базы и налоговой нагрузки для добывающих компаний.

Наиболее эффективными для развития представляются меры, направленные на стимулирование добычи в Западной Сибири», – дополняет Дарья Кондаурова, руководитель проектов направления «Оценка и финансовый консалтинг» Группы компаний SRG.

По ее мнению, повышенные коэффициенты амортизации по капвложениям на месторождениях Западной Сибири позволят крупнейшим игрокам пересмотреть инвестпрограммы, направленные на рост добычи на истощающихся месторождениях.

ЛУКОЙЛ уже объявил, что готов пересмотреть планы по добыче, которые прописаны в стратегии компании, если будут приняты стимулирующие меры.

«Эти инициативы были бы сегодня как никогда актуальны и целесообразны. Сегодняшняя наша стратегия будет выполнена при цене $50 за баррель. Если будут встречные инициативы или одобрены инициативы со стороны правительства, этот объем, безусловно, изменится как в объеме добычи углеводородов в год, так и в соответствующем объеме налоговых отчислений», – заявил старший вице-президент компании Азат Шамсуаров.

Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечинеще в августе направил президенту РФ Владимиру Путину письмо с просьбой предоставить налоговые льготы при разработке месторождений в Западной и Восточной Сибири.

Сечин обратил внимание, что за счет налоговых маневров из отрасли изъято около 800 млрд руб. инвестиционных ресурсов. Сохранение доли России на международном рынке может быть обеспечено только путем эффективного использования ресурсного потенциала, 59% которого сосредоточено в Западной и Восточной Сибири.

В «Газпром нефти» приветствуют любые меры разумной балансировки налоговой нагрузки и считают, что отрасль существенно выиграет от введения предложенных мер.

Промышленный эксперт Леонид Хазанов дополняет, что в целом предложения двух федеральных ведомств выглядят вполне обоснованными. Важно, чтобы они были направлены не только на поддержку ВИНК, но и малых независимых игроков, для которых предложенные льготы явно будут не лишними.

«Для расширенного воспроизводства минерально-сырьевой базы углеводородов необходимо стимулирование ГРР, чтобы новые залежи искали не только по флангам уже открытых месторождений, но и в до конца не исследованных районах. Здесь вычет по налогу на прибыль организаций придется как нельзя кстати», – убежден эксперт.

Минэнерго пугает снижением добычи

Как отметил заместитель министра энергетики Павел Сорокин, бюджет может лишиться существенной части прибыли от добычи нефти с 2022-2023 гг., если нефтяные компании не получат льготы, так как может начаться падение добычи нефти в стране.

«Уже к тому моменту, когда гринфилды или льготированные регионы исчерпают свой потенциал к росту, у нас начнется снижение добычи по всей стране. Мы подсчитали: это может быть 2022-2023 г. Это будет иметь крайне негативный эффект на инвестиции с мультипликативным эффектом, а также приведет к резкому падению поступлений в бюджет. Поэтому надо принимать превентивные меры», – заявил Сорокин.

По его словам, большая часть запасов нефти сосредоточена в Западной Сибири, это примерно 60% запасов России. Половина сегодня не разрабатывается и, скорее всего, не будет разрабатываться при текущей налоговой системе. За 10 лет падение добычи в ХМАО превысило 14%, при существенном ухудшении ключевых параметров разработки это явный индикатор, что экономика не работает без стимулов.

Сорокин подчеркнул, что рост добычи за последние годы происходил за счет льготируемых месторождений, но преференций недостаточно для поддержания добычи, когда иссякнет потенциал гринфилдов. При этом в Минэнерго считают свои предложения не льготами, а стимулирующими добычу мерами.

В свою очередь, Минфин не видит необходимости в дополнительных налоговых стимулах для разработки нефтяных месторождений Западной Сибири, ссылаясь на то, что более 51% запасов нефти уже имеют преференции.

Не льготой единой

Как отмечает Григорьева, в России зависимость нефтяной отрасли от иностранных технологий пока слишком высока. По некоторым направлениям (шельф, СПГ, ТРИЗ) зависимость от иностранных технологий составляет 90% и более.

Магомет Яндиев, кандидат экономических наук, доцент экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, обращает внимание на принципиальный момент: в условиях санкций для обеспечения роста добычи в стране принципиальным решением может быть госпрограмма ускоренного развития отечественной науки и технологий в области нефтедобычи.

Герасименко указывает на то, что некоторые российские компании уже начали задумываться об изменении стратегии развития, организации собственного производства, своем НИОКР, а также стремятся к статусу интегратора, способного предложить технологичные услуги в комплексе и обеспечить высокую скорость принятия решений. Такое движение вкупе с господдержкой в долгосрочной перспективе может привести к желаемой «смене парадигмы».

«Импортозамещение, стартовавшее в 2014 г., особых успехов не демонстрирует. Оборудование для гидроразрыва пласта пока остается зарубежным. Да и геологоразведка «хромает»: большинство крупнейших залежей открыты еще 30-40 лет назад», – комментируют эксперты аналитического департамента международной инвестиционной компании Capital Trading Tools Investment Firm (CTTIF).

Они отмечают, что в Арктике пробурить одну скважину стоит в районе $1 млрд. Это непомерная нагрузка лишь при собственном финансировании и при цене нефти $70-80 за баррель, освоение арктического шельфа убыточно. «Роснефть», «Газпром» и ЛУКОЙЛ с трудом тянут собственные проекты: $400 млрд, $70 млрд и $100 млрд соответственно.

По мнению Колпакова, принципиально важно реализовать проект импортозамещения в горизонтальном бурении и ГРП. Это позволит снизить геополитические риски, обеспечит долгосрочный платежеспособный спрос со стороны нефтедобывающих компаний и создаст мультипликативные эффекты для экономики.

Эксперты CTTIF полагают, что предложенные льготные механизмы как минимум помогут сохранить внутренние инвестиции.

Что касается иностранного капитала, то после введения санкций более 10% проектов на шельфе заморожено, еще примерно столько же приостановлено по сланцу. Резиденты азиатских финансовых рынков пока не спешат брать на себя роль «новой надежды». Им интереснее развивать возобновляемые источники энергии, доля которых в мировом балансе к 2040 г., по разным оценкам, сравняется с углем и газом.

В России же в ближайшей перспективе замена нефти не предвидится, а ожидаемое на горизонте 2022 года снижение добычи эксперты CTTIF считают завышенным.

«Все расчеты происходят как бы «на текущий момент», то есть будущие прогнозы строятся на допущении, что сильных изменений условий в отрасли не будет. Нефть будет колебаться в районе $50-60 за баррель. ОПЕК будет грамотно стимулировать «своих», но сдерживать США. Таким образом, при стабильном рыночном балансе резервов месторождений хватит еще на много лет», – убеждены эксперты CTTIF.


Мария Ромашкина



Поделиться:
Вернуться в раздел
Подписаться на новости