Позиции ВС в части прекращения права собственности на часть земельного участка на основании признания кадастровой ошибки

30.11.2016

Источник: RWAY

Прихожан.jpg         

Автор: Прихожан Михаил, юрист направления «Юридическая практика» Группа компаний SRG 


Споры вокруг кадастровых ошибок и регистрации прав на земельные участки регулярно возникают в юридической практике. Множество проблем вызвано именно некорректным и неточным описанием границ земельных участков в документах об их выделении, а также при последующих кадастровых работах.

Вопрос о внесении изменений в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним на основании признания кадастровой ошибки в части прекращения права собственности на часть земельного участка часто освящался в Арбитражной практике. 

В большинстве случаев вопрос об аннулировании записи в ЕГРП на основании кадастровой ошибки был связан с тем, что сведения, содержащиеся в государственном кадастре недвижимости (ГКН), противоречили правоустанавливающему документу, на основании которого изначально предоставлялся участок.

В качестве примера приведем один из споров, рассмотренных Высшим Арбитражным Судом. 

По заказу районного отдела милиции, которому в 1998 году распоряжением местной администрации был предоставлен земельный участок площадью 7 116 кв. м на праве постоянного бессрочного пользования, на участке были проведены кадастровые работы по уточнению границ. По итогам чего площадь участка была уменьшена до 6 576 кв. м, что противоречило ранее выданному правоустанавливающему документу. На этом основании в ЕГРП были внесены соответствующие изменения, а отделу милиции было выдано новое свидетельство о праве пользования с учетом уменьшенной площади участка.

Следует отметить, что при первоначальной постановке на кадастровый учет площадь земли была определена на основании плана участка, составленного инженером-землеустроителем Комитета по земельным ресурсам и землеустройству администрации города, но не подписанного руководителем Комитета. 

В материалах кадастрового дела также имелся протокол формирования земельного участка по результатам межевания и дежурная кадастровая карта, оформленные кадастровым инспектором, а также план участка, составленный инженером-землеустроителем, и совпадающий с ним кадастровый план, подписанный руководителем Комитета по землеустройству города. 

В последующем, в отдел обеспечения ведения кадастра объектов недвижимости ФГУ «Земельная кадастровая палата» городом было представлено описание границ земельного участка, составленное на момент, когда площадь участка была определена как меньшая.

Стоит отметить, что при проведении кадастровых работ не было произведено согласование межевого плана по уточнению границ участка с собственником - Росимуществом. 

В связи с чем, Росимущество подало иск в суд к ФГУ «Земельная кадастровая палата» и Управлению Росреестра с требованием о признании незаконным внесение в кадастр сведений об уменьшенной площади участка, а также об обязании Управления Росреестра внести в государственный земельный кадастр сведений о корректной площади участка, согласно выданному ранее правоустанавливающему документу.

Решением судов первой, апелляционной и кассационной инстанций в удовлетворении требований Росимущества было отказано на основании того, что при первичной постановке на кадастровый учет площадь земельного участка была определена по прилагавшемуся к заявке плану участка, не подписанному руководителем Комитета. 

В этой связи, описание границ земельного участка, составленное по состоянию на более поздний срок, согласно которому площадь участка стала меньше, является корректным документом. По мнению судов, межевой план по уточнению границ участка был согласован в установленном порядке и в дополнительном согласовании с Росимуществом не нуждался.

Однако суд кассационной инстанции указанные решения отменил и признал данные действия незаконными. В частности, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 22 марта 2011г. N 14765/10 было указано, что проведение государственного кадастрового учета участка исходя из его площади, уточненной по результатам межевания, допускалось, с учетом того, что был предоставлен правоустанавливающий документ, содержащий не соответствующие межеванию сведения о площади участка (пункт 6.1 статьи 19 Закона о земельном кадастре).

Согласно правоустанавливающим документам площадь земельного участка была определена еще при выделении в 1998 году с учетом границ на местности. А в 2002 году в рамках процедуры кадастрового учета площадь подтверждена выдачей кадастрового плана, подписанного надлежащим должностным лицом. 

В материалах дела не зафиксировано, что указанные документы недостоверны или возникли иные причины для уточнения площади участка, например в связи с расширением улиц, прилегающих к нему со всех сторон.

Суд также учел, что собственник земельного участка всегда относится к числу лиц, чьи права при межевании затрагиваются. Соответственно, неизвещение его о межевании должно было повлечь отказ во внесении в государственный земельный кадастр сведений об измененной площади и границах участка, полученных по результатам подобного межевания.

В итоге суд пришел к выводу, что внесение в кадастр данных об изменении площади земельного участка требует корректировки соответствующих сведений в ЕГРП у всех его зарегистрированных правообладателей, включая собственника, то есть, по сути, представляет собой распоряжение этим участком, в результате которого право собственности и иные производные вещные права на участок в его прежнем виде, определяемом совокупностью уникальных характеристик, прекращаются. 

Таким образом, при разрешении подобных споров в арбитражных судах ключевой является информация о площади и конфигурации земельного участка согласно первичному правоустанавливающему документу.

Верховный Суд России не стал ломать данную практику. Рассмотрим следующий спор из практики ВСР. В 2006 году Индивидуальному предпринимателю был предоставлен земельный участок под строительство магазина. В 2012г. кадастровый инженер, привлеченный индивидуальным предпринимателем, подготовил межевой план по уточнению границ участка. В процессе подготовки плана инженером сделан вывод о том, что межевание было произведено графоаналитическим методом, что не позволяет определить необходимую точность. Также, по мнению инженера, данная ошибка подлежала исправлению в порядке, установленном частью 14 статьи 45 Закона о кадастре. При этом инженер уточнил границы участка так, чтобы он захватил часть земельного участка принадлежащего городу, и установил границы нового земельного участка по границам фактически возведенного строения (здания магазина), самостоятельно изменив границы земельного участка. 

На удивление указанный межевой план был согласован Администрацией города. При этом границы смежного городского земельного участка уже были уточнены, что в принципе противоречило процедуре исправления кадастровой ошибки.

Администрация города подала в суд на предпринимателя, ФГУ «Земельная кадастровая палата» и Управление Росреестра с требованиями о признании недействительными решения кадастровой палаты об исправлении технической ошибки и действий Росреестра по внесению в связи с этим изменений в записи ЕГРП.

Суды первой и апелляционной инстанции встали на сторону ответчиков, ссылаясь на то, что изменение границ участков, в том числе исправление технической ошибки, было согласовано в установленном порядке с администрацией города.

Арбитражный суд округа отменил указанные акты нижестоящих судов и удовлетворил требования администрации, учитывая тот факт, что индивидуальному предпринимателю не предоставлялся участок в такой конфигурации. Соответственно оснований для изменения границ участка и регистрации прав на участок в измененных границах не имелось. Верховным судом Российской Федерации данное решение было оставлено без изменений (определение от 24 октября 2014г. N 310-КГ14-3407). В итоге права на часть земельного участка предпринимателя были прекращены.

В другом деле, в результате проведения кадастровых работ между двумя собственниками земельных участков возник спор о наложении границ участков. По мнению кадастрового инженера, проводившего работы по уточнению границ участка одного из собственников, была допущена кадастровая ошибка, связанная с указанием в кадастре координат некоторых поворотных точек участков. 

В результате собственник, проводивший кадастровые работы по уточнению границ участка, обратился в суд с иском к соседнему собственнику (ФГБУ «Федеральная кадастровая палата федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии») о признании кадастровой ошибкой, содержащихся в ГКН сведений о координатах характерных точек границ смежных земельных участков, и об исправлении этой ошибки в отношении названных земельных участков путем внесения в ГКН соответствующих сведений.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований на основании того, что истец не представил доказательств, свидетельствующих об ошибке в документах, и счел проведение землеустроительной экспертизы нецелесообразным, хотя о необходимости ее проведения заявлялось истцом.

В тоже время суд апелляционной инстанции решил назначить землеустроительную экспертизу, по итогам которой было выявлено, что в процессе межевания участков допущены кадастровые ошибки в части указания координат поворотных точек, эти координаты не соответствуют ситуации на местности и фактическому местоположению участков. 

Эксперт указал, что исправление кадастровой ошибки в сведениях ГКН не повлечет изменения площади участков. При этом никаких ошибок в документах, на основании которых в ГКН вносились сведения об участках, экспертом не было выявлено, что также стало основанием для отказа в удовлетворении требований.

Суд кассационной инстанции и Верховный суд Российской Федерации (от 1 июля 2015 г. N 305-КГ15-8987) по тем же основаниям оставили указанные решения в силе.

Исходя из вышеизложенного, очевидно, что важнейшим фактором для принятия судом решения о признании кадастровой ошибки и прекращения права собственности на часть земельного участка, является наличие противоречий в документах, на основании которых предоставлялись данные земельные участки, а также вносились сведения в ГКН. Позиция Верховного Суда России по данному вопросу пока не претерпела значительных изменений в сравнении с аналогичным мнением Высшего Арбитражного Суда. 


Поделиться:
Вернуться в раздел
Подписаться на новости