13.02.2019
Источник: ГАРАНТ.РУ
Василий Гавриленко.jpg   
Василий Гавриленко, ведуший юрист, направление «Налоги и право» группы компаний SRG.

В последние несколько лет можно часто наблюдать ситуацию, когда банк либо блокирует счет предпринимателя, либо приостанавливает операции по счету на основании Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее по тексту – Закон № 115-ФЗ). При этом владелец счета получает письмо от банка с требованием предоставить огромное количество документов и информации в кратчайшие сроки (обычно до пяти рабочих дней) с тем, чтобы снять ограничения.

В таком случае клиент старается выполнить требования банка и предоставляет ему запрошенную информацию и все возможные документы. Однако банки чаще всего игнорируют ответ клиента либо ссылаются на то, что сведения были предоставлены не полностью. Счет клиента остается заблокированным, и движения денежных средств не происходит. В качестве выхода из данной ситуации банк предлагает предпринимателю закрыть данный счет, перечислив "зависшие" денежные средства на счет в другом банке. Клиент соглашается, закрывает счет, но получает заметно меньшую сумму денежных средств с учетом списанной "комиссии" банка (обычно она составляет 10-25% от общей суммы). Банки называют такое удержание комиссией банка за закрытие счета на основании требований Закона № 115-ФЗ.

В итоге клиент лишается ощутимой суммы, так и не осознав, какой же закон он нарушил и почему с него списали "плату за закрытие счета".

Давайте разберемся, каковы правовые основания для блокировки счета и снятия комиссии за его закрытие, а также что об этом говорит судебная практика.

Основания для приостановления операций по счету и блокировки счета

Прежде всего, стоит понимать, что по своему усмотрению банк не имеет возможности заблокировать денежные средства на счете или приостановить операции по нему.

Так, по договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет клиента денежные средства, выполнять его распоряжения о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету (п. 1 ст. 845 Гражданского кодекса). При этом банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и ограничивать его право распоряжаться средствами по своему усмотрению, если только такое ограничение не установлено законом или договором банковского счета (п. 3 ст. 845 ГК РФ).

Вместе с тем в целях предупреждения, выявления и пресечения действий по легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма отношения граждан, организаций и госорганов, связанных с осуществлением операций с денежными средствами и иным имуществом, регулируются Законом № 115-ФЗ. Перечень мер по противодействию отмыванию доходов является открытым (ст. 4 Закона № 115-ФЗ).

Если у банка возникают подозрения, что какие-либо операции осуществляются в целях отмывания доходов, то он обязан в течение трех рабочих дней направить в уполномоченный орган сведения о таких операциях, независимо от того, подлежат ли они обязательному контролю (ст. 6, п. 3 ст. 7 Закона № 115-ФЗ).

Если же хотя бы одной из сторон является организация или физическое лицо, в отношении которых имеются сведения об их участии в террористической деятельности, банк обязан приостановить операцию на пять рабочих дней и незамедлительно представить информацию о ней в уполномоченный орган (п. 10 ст. 7 Закона № 115-ФЗ). В дальнейшем операция может быть приостановлена на срок до 30 суток по постановлению Росфинмониторинга, если полученная информация по результатам предварительной проверки будет признана обоснованной (ст. 8 Закона № 115-ФЗ).

Таким образом, банк имеет возможность приостановить операции по счету до пяти рабочих дней, дальнейшая блокировка денежных средств осуществляется лишь по распоряжению Росфинмониторинга.

Подозрение сотрудников банка может вызвать:

  • запутанный или необычный характер сделки, не имеющей очевидного экономического смысла или очевидной законной цели;
  • несоответствие сделки целям деятельности организации, установленным учредительными документами этой организации;
  • выявление неоднократного совершения операций или сделок, характер которых дает основание полагать, что целью их осуществления является уклонение от процедур обязательного контроля (п. 2 ст. 7 Закона № 115-ФЗ).

Более подробно признаки, указывающие на необычный характер сделки, указаны в Положении Банка России от 2 марта 2012 г. № 375-П "О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма".

Решение о квалификации операции в качестве подозрительной кредитная организация принимает самостоятельно на основании имеющейся в ее распоряжении информации и документов, характеризующих статус и деятельность клиента, осуществляющего операцию.

Кроме всего прочего, следует учитывать, что банк может расторгнуть договор банковского счета (вклада) с клиентом, если в течение календарного года решение об отказе в выполнении распоряжения клиента о совершении операции будет принято два раза и более (п. 5.2 ст. 7 Закона 115-ФЗ).

Помимо этого, договор банковского счета в любое время может быть расторгнут по заявлению самого клиента (ст. 859 ГК РФ). Ни в нормах Закона № 115-ФЗ, ни в Федеральном законе от 2 декабря 1990 г. № 395-I "О банках и банковской деятельности" не содержится каких-либо положений о возможности банка устанавливать оплату за закрытие счета по указанным выше основаниям. Однако при начислении рассматриваемой комиссии банки по-своему толкуют нормы законодательства, регулирующие банковскую деятельность, и называют комиссию платой клиента за услуги банка по совершению операций с денежными средствами, находящимися на счете (ст. 851 ГК РФ).

Позиция судебных органов

Рассматриваемая банковская комиссия за закрытие счета с подачи судебных органов называется "заградительным тарифом". Хорошим примером для изучения устаревшего способа толкования такой комиссии выступает Определение Верховного суда Российской Федерации от 12 мая 2015 г. № 305-ЭС15-680. ВС РФ отметил, что заградительный тариф (комиссия) имеет штрафной характер и, по сути, является мерой ответственности клиента перед банком. В качестве обоснования своей позиции Суд сослался на ст. 331 ГК РФ, которая обязывает участников гражданских правоотношений заключать соглашение о неустойке в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке. При этом ВС РФ поддержал мнение суда кассационной инстанции, согласно которому комиссия, введенная банком в одностороннем порядке после заключения договора банковского счета с клиентом, незаконна, двустороннее соглашение между банком и клиентом о применении такой комиссии (неустойки) не заключалось (п. 1 ст. 450 ГК РФ).

В рамках данного дела суды установили, что "заградительный тариф" не является платой за оказание банком какой-либо услуги клиенту, а представляет собой меру ответственности за ненадлежащее исполнение клиентом обязательств по представлению истребованных документов. Такая позиция остается актуальной и в настоящее время.

Однако в том же определении ВС РФ приводит довод, который повлиял на отрицательные для владельцев счетов судебные решения. Так, Суд указал, что в тех случаях, когда комиссия была введена в тарифы, в которых указано, что любые изменения, внесенные банком в одностороннем порядке, распространяются на клиента, это не снимает обязанность заключить соглашение с клиентом о применении данной комиссии. Иначе применять такую комиссию банк не вправе. Таким образом, Суд, с одной стороны, указывает, что заградительная комиссия не является платой за какие-либо услуги банка, но, с другой стороны, предоставляет банку возможность устанавливать такую комиссию по соглашению с клиентом.

Руководствуясь этим, банки стали включать такую комиссию в банковские тарифы, чтобы придать ей вид оплаты банковских услуг.

При подписании договора на открытие банковского счета клиент редко обращает внимание на многочисленные условия о правилах предоставления банковских услуг, о тарифах и возможностях их одностороннего применения и изменения. И это открывает для банковских организаций широкий простор для маневра в части установления и описания отдельных тарифных условий. Такие условия создают множество конфликтных ситуаций, что приводит к большому количеству судебных споров.

До недавнего времени суды не придерживались четко выраженного подхода при установлении необходимых признаков законности начисления такой комиссии при закрытии счета на основании Закона № 115-ФЗ. Однако сейчас они все чаще встают на сторону владельцев счетов.

Показательным примером изменения судебного толкования существа такого "заградительного тарифа" является определение ВС РФ от 7 февраля 2018 г. № 307-ЭС17-22271. Рассматривая дело, суды первой и апелляционной инстанции однозначно указали, что Банк вправе в одностороннем порядке вносить изменения и дополнения в правила и тарифы, включая тарифные планы. Однако кассация, которую поддержал ВС РФ, не согласилась с данным выводом. По их мнению, действия банка по закрытию счета не являлись самостоятельной банковской услугой, создавшей для клиента какое-либо дополнительное благо в рамках договора. Кроме того, банк не доказал наличие расходов и потерь в связи с тем, что клиент не предоставил запрошенные документы. Полученную от клиента комиссию суды расценили как неосновательное обогащение.

Положительная тенденция при рассмотрении такого рода споров прослеживается и в самой свежей судебной практике за 2019 год.

В качестве положительного примера можно привести постановление Арбитражного суда Московского округа от 21 января 2019 г. № Ф05-21814/2018. Суд указал, что Закон № 115-ФЗ, равно как и иные федеральные законы, не содержит норм, позволяющих кредитным организациям в качестве мер противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, устанавливать специальное комиссионное вознаграждение в повышенном размере.

Кроме того, взыскание комиссии за совершение операций, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма, формой контроля в рамках Закона № 115-ФЗ, по мнению суда, не является.

Данные выводы подтверждаются и судебными решениями по другим делам (например, постановление Арбитражного суда Московского округа от 13 августа 2018 г. № Ф05-11753/2018, постановление Арбитражного суда Московского округа от 18 января 2019 г. № Ф05-21799/2018).

Анализ последней судебной практики позволяет сказать, что суды признают списание заградительной комиссии неосновательным обогащением банка, и это, по моему мнению, является верным вектором движения при разрешении рассматриваемого вопроса.

Со своей стороны, рекомендую бороться с таким случаями разными способами, начиная от внимательной работы с контрагентами и заканчивая судебными спорами с банками.


Вернуться в раздел

Дубинина Екатерина

Руководитель отдела маркетинга и PR

+7 (495) 797-30-31

+7 985 141 19 14

DubininaEV@srgroup.ru

Подписаться на новости
Поделиться